Многодетная семья нуждается в помощи и жалуется, что соцотдел только терроризирует их



СОЕДИНЯЯ ЛЮДЕЙ ЧЕРЕЗ НОВОСТИ Что такое PressReader PressReader предлагает неограниченную ленту главных статей прессы для обсуждения. Листайте полные выпуски тысяч журналов и газет в исходном печатном виде. Результаты поиска Светлана Светлана 1 г. Люди если кто хочет помочь помните в первую очередь не навредите детям может быть детям будет лучше в детском доме подробности писать не буду но скажу что хорошо знаю Викторию не с лучшей стороны а корреспонденту прежде чем писать номер счета уточняйте информацию ведь та же бабушка может выслать со своей мизерной пенсии последнею денежку а вот пойдет ли они по назначению? Кивиыли слезам не верит1 Мно­го­дет­ная се­мья нуж­да­ет­ся в по­мо­щи и жа­лу­ет­ся, что соцотдел толь­ко терроризирует их МК-Эстония3 май 2017ОК­СА­НА АВ­ДЕ­Е­ВА Ес­ли кто-то хо­чет по­мочь дан­ной се­мье, то но­мер счё­та ма­лень­кой до­че­ри Вик­то­рии: EE502200221060973642, Darja Klitsner. Фо­то ав­то­ра. КоМ­на­та Ма­лень­Кой прин­цес­сы: един­ствен­ное по­ме­ще­ние, где ра­ду­ет­ся глаз. Виктория (36) с тре­мя детьми сбе­жа­ла от му­жа, ко­то­рый бил их, в съем­ную квар­ти­ру в дру­гой го­род. Од­на­ко мест­ный соцотдел взял­ся за них не на шут­ку: Виктория го­во­рит, что хо­дят до­мой че­рез день, про­ве­ря­ют, ка­кая еда у них в хо­ло­диль­ни­ке, ка­кую одеж­ду но­сят де­ти. Дик­ту­ют, в ка­кой шко­ле учить­ся стар­ше­му ре­бен­ку. «При этом ни­как не по­мо­га­ют, толь­ко тер­ро­ри­зи­ру­ют, тре­бу­ют и про­ве­ря­ют», – воз­му­ща­ет­ся она. Виктория (36) с тре­мя детьми сбе­жа­ла от му­жа, ко­то­рый бил их, в съем­ную квар­ти­ру в дру­гой го­род. Од­на­ко мест­ный соцотдел взял­ся за них не на шут­ку: Виктория го­во­рит, что хо­дят до­мой че­рез день, про­ве­ря­ют, ка­кая еда у них в хо­ло­диль­ни­ке, ка­кую одеж­ду но­сят де­ти. Дик­ту­ют, в ка­кой шко­ле учить­ся стар­ше­му ре­бен­ку. «При этом ни­как не по­мо­га­ют, толь­ко тер­ро­ри­зи­ру­ют, тре­бу­ют и про­ве­ря­ют», – воз­му­ща­ет­ся она. Жизнь у Вик­то­рии вы­да­лась непро­стая. Она вы­шла за­муж в пер­вый раз в 1998 го­ду, от пер­во­го бра­ка у нее двое де­тей. Доч­ка уже со­вер­шен­но­лет­няя, а сын от пер­во­го му­жа за­кан­чи­ва­ет сред­нюю шко­лу. Но пер­вый брак не сло­жил­ся, и в 2004 го­ду Виктория с му­жем разо­шлись. Она ста­ла жить с дру­гим муж­чи­ной, вско­ре ро­дил­ся тре­тий ре­бе­нок. Но и этот брак был не очень бла­го­по­лу­чен, и сей­час Ви­кто- рия го­во­рит, что да­же не зна­ет, где ее вто­рой муж. В 2008 го­ду жен­щи­на по­зна­ко­ми­лась со сво­им тре­тьим му­жем. Но пер­вый брак не сло­жил­ся, и в 2004 го­ду Виктория с му­жем разо­шлись. Она ста­ла жить с дру­гим муж­чи­ной, вско­ре ро­дил­ся тре­тий ре­бе­нок. Но и этот брак был не очень бла­го­по­лу­чен, и сей­час Ви­кто- рия го­во­рит, что да­же не зна­ет, где ее вто­рой муж. В 2008 го­ду жен­щи­на по­зна­ко­ми­лась со сво­им тре­тьим му­жем. «Дол­гое вре­мя все бы­ло хо­ро­шо, – рас­ска­зы­ва­ет жен­щи­на. – Ро­дил­ся ре­бе­нок. Но на седь­мой год жиз­ни у него умер­ла ба­буш­ка. Для него это бы­ла про­сто тра­ге­дия. Он стал вы­пи­вать. Ко­гда вы­пи­вал, на­чал под­ни­мать ру­ку на ме­ня и на де­тей…» Виктория ка­кое-то вре­мя тер­пе­ла, по­том со­бра­ла ве­щи и сбе­жа­ла в съем­ную квар­ти­ру в дру­гой го­род, где у нее жи­ла под- ру­га. На быв­ше­го му­жа на­пи­са­ла за­яв­ле­ние в по­ли­цию, и сей­час суд за­пре­тил ему во­об­ще при­бли­жать­ся к Вик­то­рии. Виктория ка­кое-то вре­мя тер­пе­ла, по­том со­бра­ла ве­щи и сбе­жа­ла в съем­ную квар­ти­ру в дру­гой го­род, где у нее жи­ла под- ру­га. На быв­ше­го му­жа на­пи­са­ла за­яв­ле­ние в по­ли­цию, и сей­час суд за­пре­тил ему во­об­ще при­бли­жать­ся к Вик­то­рии. Не по­мо­га­ют, но про­ве­ря­ют На­до от­ме­тить, что у Вик­то­рии есть ин­ва­лид­ность. А в ма­лень­ком Ки­виы­ли по­рой и здо­ро­во­му че­ло­ве­ку ра­бо­ту не най­ти, куда уж там ма­ме несколь­ких де­тей с не очень уже хо­ро­шим здо­ро­вьем. Стар­шая дочь жи­вет уже от­дель­но, но двое сы­но­вей еще школь­ни­ки, а ма­лень­кая доч­ка хо­дит в са­дик. На­до от­ме­тить, что у Вик­то­рии есть ин­ва­лид­ность. А в ма­лень­ком Ки­виы­ли по­рой и здо­ро­во­му че­ло­ве­ку ра­бо­ту не най­ти, куда уж там ма­ме несколь­ких де­тей с не очень уже хо­ро­шим здо­ро­вьем. Стар­шая дочь жи­вет уже от­дель­но, но двое сы­но­вей еще школь­ни­ки, а ма­лень­кая доч­ка хо­дит в са­дик. Все слу­чив­ше­е­ся не очень хо­ро­шо по­вли­я­ло и на де­тей. У стар­ше­го сы­на по­сле пе­ре­хо­да из рус­ской шко­лы, где у него уже был сло­жив­ший­ся круг об­ще­ния, в эс­тон­скую ухуд­ши­лась успе­ва­е­мость. Он жа­лу­ет­ся, что на уро­ках прак­ти­че­ски ни­че­го не по­ни­ма­ет. Сред­ний ре­бе­нок учит­ся в рус­ской шко­ле, но он ин­ва­лид с рож­де­ния, и все эти пе­ри­пе­тии с пе­ре­ез­да­ми и адап­та­ци­ей на но­вом ме­сте для него то­же не про­шли бес­след­но. Да и у млад­шей не все хо­ро­шо со здо­ро­вьем. Все слу­чив­ше­е­ся не очень хо­ро­шо по­вли­я­ло и на де­тей. У стар­ше­го сы­на по­сле пе­ре­хо­да из рус­ской шко­лы, где у него уже был сло­жив­ший­ся круг об­ще­ния, в эс­тон­скую ухуд­ши­лась успе­ва­е­мость. Он жа­лу­ет­ся, что на уро­ках прак­ти­че­ски ни­че­го не по­ни­ма­ет. Сред­ний ре­бе­нок учит­ся в рус­ской шко­ле, но он ин­ва­лид с рож­де­ния, и все эти пе­ри­пе­тии с пе­ре­ез­да­ми и адап­та­ци­ей на но­вом ме­сте для него то­же не про­шли бес­след­но. Да и у млад­шей не все хо­ро­шо со здо­ро­вьем. Все слу­чив­ше­е­ся не очень хо­ро­шо по­вли­я­ло и на де­тей. У стар­ше­го сы­на по­сле пе­ре­хо­да из рус­ской шко­лы, где у него уже был сло­жив­ший­ся круг об­ще­ния, в эс­тон­скую ухуд­ши­лась успе­ва­е­мость. Он жа­лу­ет­ся, что на уро­ках прак­ти­че­ски ни­че­го не по­ни­ма­ет. Сред­ний ре­бе­нок учит­ся в рус­ской шко­ле, но он ин­ва­лид с рож­де­ния, и все эти пе­ри­пе­тии с пе­ре­ез­да­ми и адап­та­ци­ей на но­вом ме­сте для него то­же не про­шли бес­след­но. Да и у млад­шей не все хо­ро­шо со здо­ро­вьем. В ито­ге по­лу­ча­ет­ся, что весь до­ход се­мьи – пен­сия по ин­ва­лид­но­сти Вик­то­рии и двух ее де­тей и дет­ская до­та­ция. Не так дав­но пер­вый муж стал пла­тить на стар­ше­го сы­на али­мен­ты, но по­сколь­ку у него в но­вой се­мье по­яви­лись и свои де­ти, то пла­тит он все­го 50 ев­ро в ме­сяц. «Со вто­ро­го му­жа али­мен­ты не по­лу­чить, я да­же не знаю, жив ли он, – от­ве­ча­ет Виктория на во­прос, что с осталь­ны­ми от­ца- ми ее де­тей. – А на тре­тье­го я про­сто бо­юсь по­да­вать – он ме­ня то­гда про­сто убьет!» «Со вто­ро­го му­жа али­мен­ты не по­лу­чить, я да­же не знаю, жив ли он, – от­ве­ча­ет Виктория на во­прос, что с осталь­ны­ми от­ца- ми ее де­тей. – А на тре­тье­го я про­сто бо­юсь по­да­вать – он ме­ня то­гда про­сто убьет!» Ль­ви­ная до­ля де­нег, по сло­вам Вик­то­рии, ухо­дит на арен­ду съем­ной квар­ти­ры и ком­му­наль­ные рас­хо­ды – по­ряд­ка 400 ев­ро в ме­сяц. На осталь­ные кро­хи – оста­ет­ся око­ло 220 ев­ро в ме­сяц – мно­го­дет­ной ма­ме как-то при­хо­дит­ся кор­мить де­тей и по­ку­пать им все необ­хо­ди­мое. По­лу­ча­ет­ся 55 ев­ро на каж­до­го в ме­сяц. И ни в чем се­бе не от­ка­зы­вай­те! «При этом соцотдел нам ни­как не по­мо­га­ет – ни про­дук­та­ми, ни по­со­би­я­ми, – воз­му­ща­ет­ся Виктория. – За­то при­хо­дят про­ве­рять все бук­валь­но че­рез день! Де­ти уже бо­ят­ся каж­до­го звон­ка в дверь…» Она на­зы­ва­ет это «гно­бят и тер­ро­ри­зи­ру­ют». И до­бав­ля­ет, что соц­ра­бот­ник по­сто­ян­но тре­бу­ет от нее, что­бы она про­пи­са­лась в квар­ти­ре. Но хо­зя­ин съем­ной квар­ти­ры на­от­рез отказывается да­вать на это свое со­гла­сие. В ито­ге Виктория по за­ко­ну не име­ет пра­ва ни на про­дук­ты от го­ро­да, ни на по­со­бия. Она на­зы­ва­ет это «гно­бят и тер­ро­ри­зи­ру­ют». И до­бав­ля­ет, что соц­ра­бот­ник по­сто­ян­но тре­бу­ет от нее, что­бы она про­пи­са­лась в квар­ти­ре. Но хо­зя­ин съем­ной квар­ти­ры на­от­рез отказывается да­вать на это свое со­гла­сие. В ито­ге Виктория по за­ко­ну не име­ет пра­ва ни на про­дук­ты от го­ро­да, ни на по­со­бия. Жизнь в веч­ной эко­но­мии «МК-Эсто­ния» по­бы­ва­ла в го­стях у этой се­мьи. И на­до ска­зать, что уви­ден­ное удру­ча­ет. В ком­на­тах двух стар­ших де­тей – раз­но­маст­ная ме­бель и пу­сто­та. Ни иг­ру­шек, ни кни­жек. Осо­бен­но пло­хо у стар­ше­го сы­на с одеж­дой – он бы­ст­ро рас­тет, и Виктория про­сто не успе­ва­ет ему по­ку­пать но­вые шта­ны и обувь. «МК-Эсто­ния» по­бы­ва­ла в го­стях у этой се­мьи. И на­до ска­зать, что уви­ден­ное удру­ча­ет. В ком­на­тах двух стар­ших де­тей – раз­но­маст­ная ме­бель и пу­сто­та. Ни иг­ру­шек, ни кни­жек. Осо­бен­но пло­хо у стар­ше­го сы­на с одеж­дой – он бы­ст­ро рас­тет, и Виктория про­сто не успе­ва­ет ему по­ку­пать но­вые шта­ны и обувь. В ком­на­те ма­лыш­ки по­ве­се­лее. Там есть хоть игрушки и то, что по­ла­га­ет­ся ма­лень­ким прин­цес­сам. Ком­на­та Вик­то­рии то­же весь­ма ас­ке­тич­на – ди­ван, шкаф и неболь­шая тум­боч­ка. Ста­рая ку­хон­ная ме­бель, еще с со­вет­ских вре­мен, нехит­рая еда. Виктория и ее де­ти меч­та­ют о сво­ей квар­ти­ре. На­до ска­зать, что меч­та не та­кая уж и неосу­ще­стви­мая – под­хо­дя­щей пло­ща­ди квар­ти­ру в Ки­виы­ли мож­но ку­пить и за 3000 ев­ро. Но по­ка это оста­ет­ся меч­той – Виктория и ее де­ти вы­нуж­де­ны ски­тать­ся по съем­ным уг­лам и вздра­ги­вать от каж­до­го звон­ка в дверь. Виктория и ее де­ти меч­та­ют о сво­ей квар­ти­ре. На­до ска­зать, что меч­та не та­кая уж и неосу­ще­стви­мая – под­хо­дя­щей пло­ща­ди квар­ти­ру в Ки­виы­ли мож­но ку­пить и за 3000 ев­ро. Но по­ка это оста­ет­ся меч­той – Виктория и ее де­ти вы­нуж­де­ны ски­тать­ся по съем­ным уг­лам и вздра­ги­вать от каж­до­го звон­ка в дверь. Она по­сто­ян­но вы­нуж­де­на экономить. Под ко­нец ви­зи­та Виктория ска­за­ла, что ско­ро они сно­ва бу­дут долж­ны пе­ре­ехать – она на­шла квар­ти­ру, где арен­да и ком­му­наль­ные пла­те­жи по­мень­ше. Прав­да, и квар­ти­ра то­же по­мень­ше. Но хо­тя бы бу­дет оста­вать­ся чуть больше де­нег на еду… Она по­сто­ян­но вы­нуж­де­на экономить. Под ко­нец ви­зи­та Виктория ска­за­ла, что ско­ро они сно­ва бу­дут долж­ны пе­ре­ехать – она на­шла квар­ти­ру, где арен­да и ком­му­наль­ные пла­те­жи по­мень­ше. Прав­да, и квар­ти­ра то­же по­мень­ше. Но хо­тя бы бу­дет оста­вать­ся чуть больше де­нег на еду… Ра­зу­ме­ет­ся, «МКЭ­сто­ния» по­пы­та­лась по­лу­чить разъ­яс­не­ния и от соц­от­де­ла. Но служ­ба, при­зван­ная по­мо­гать лю­дям, на про­тя­же­нии дол­го­го вре­ме­ни бы­ла недо­ступ­ной. В те­че­ние че­ты­рех ра­бо­чих дней ни мо­биль­ный, ни ра­бо­чий те­ле­фон за­ни­ма­ю­ще­го­ся се­мьей соц­ра­бот­ни­ка Ай­рийн Ал­лик­мяэ не от­ве­чал. За­тем соц­ра­бот­ни­ка уда­лось-та­ки по те­ле­фо­ну пой­мать, но она от­ка­за­лась уст­но от­ве­чать на во­про­сы, по­обе­щав при­слать пись­мен­ную точ­ку зре­ния на про­бле­му в тот же день. Ра­зу­ме­ет­ся, «МКЭ­сто­ния» по­пы­та­лась по­лу­чить разъ­яс­не­ния и от соц­от­де­ла. Но служ­ба, при­зван­ная по­мо­гать лю­дям, на про­тя­же­нии дол­го­го вре­ме­ни бы­ла недо­ступ­ной. В те­че­ние че­ты­рех ра­бо­чих дней ни мо­биль­ный, ни ра­бо­чий те­ле­фон за­ни­ма­ю­ще­го­ся се­мьей соц­ра­бот­ни­ка Ай­рийн Ал­лик­мяэ не от­ве­чал. За­тем соц­ра­бот­ни­ка уда­лось-та­ки по те­ле­фо­ну пой­мать, но она от­ка­за­лась уст­но от­ве­чать на во­про­сы, по­обе­щав при­слать пись­мен­ную точ­ку зре­ния на про­бле­му в тот же день. Спу­стя два дня от­ве­ты все же при­шли. Но они со­дер­жа­ли мас­су ссы­лок на за­ко­ны и ми­ни­мум ин­фор­ма­ции по су­ще­ству. Соц­ра­бот­ник от ли­ца упра­вы Ки­виы­ли на­пи­са­ла, что от­ве­тить они, ис­хо­дя из за­щи­ты лич­ных дан­ных несо­вер­шен­но­лет­них де­тей, не мо­гут. Спу­стя два дня от­ве­ты все же при­шли. Но они со­дер­жа­ли мас­су ссы­лок на за­ко­ны и ми­ни­мум ин­фор­ма­ции по су­ще­ству. Соц­ра­бот­ник от ли­ца упра­вы Ки­виы­ли на­пи­са­ла, что от­ве­тить они, ис­хо­дя из за­щи­ты лич­ных дан­ных несо­вер­шен­но­лет­них де­тей, не мо­гут. «Но мо­гу до­ба­вить, что се­мья на­хо­дит­ся под над­зо­ром служ­бы за­щи­ты де­тей и соц­от­де­ла, что­бы обес­пе­чить де­тям и се­мье необ­хо­ди­мые услу­ги и все­сто­рон­нюю по­мощь, – бы­ло на­пи­са­но в кон­це. – С се­мьей ре­гу­ляр­но об­ща­ют­ся, но, ко­неч­но, не так, как опи­са­но. Больше про­ком­мен­ти­ро­вать ни­че­го не мо­жем». «Но мо­гу до­ба­вить, что се­мья на­хо­дит­ся под над­зо­ром служ­бы за­щи­ты де­тей и соц­от­де­ла, что­бы обес­пе­чить де­тям и се­мье необ­хо­ди­мые услу­ги и все­сто­рон­нюю по­мощь, – бы­ло на­пи­са­но в кон­це. – С се­мьей ре­гу­ляр­но об­ща­ют­ся, но, ко­неч­но, не так, как опи­са­но. Больше про­ком­мен­ти­ро­вать ни­че­го не мо­жем». Прокомментируйте Еще 1 Комментарии Поделиться Прослушать Save Страничный вид Печать За Против (1) Главное - Россия ШЕСТЬ ВОПРОСОВ О ПЕНСИЯХ По­че­му успеш­ные люди ста­ра­ют­ся ра­бо­тать как мож­но доль­ше? Аргументы и Факты (Москва)18 июл. 2018+5 еще77 76 КО­ГДА ПРИ­МУТ ЗА­КОН О ПОВЫШЕНИИ ПЕНСИОННОГО ВОЗ­РАС­ТА? НА СКОЛЬ­КО 1 АВ­ГУ­СТА УВЕЛИЧАТСЯ ВЫ­ПЛА­ТЫ У РА­БО­ТА­Ю­ЩИХ ПЕН­СИ­О­НЕ­РОВ? ЧТО ДЕ­ЛАТЬ, ЕС­ЛИ ПЕНСИЯ ЕЩЁ НЕ НАСТУПИЛА, А РА­БО­ТЫ УЖЕ НЕТ? НА ВО­ПРО­СЫ ЧИ­ТА­ТЕ­ЛЕЙ ОТВЕТИЛИ ЭКС­ПЕР­ТЫ «АИФ». Continue Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Кивиыли слезам не верит Многодетная семья нуждается в помощи и жалуется, что соцотдел только терроризирует их МК-Эстония3 May 2017ОКСАНА АВДЕЕВА Если кто-то хочет помочь данной семье, то номер счёта маленькой дочери Виктории: EE502200221060973642, Darja Klitsner. Виктория (36) с тремя детьми сбежала от мужа, который бил их, в съемную квартиру в другой город. Однако местный соцотдел взялся за них не на шутку: Виктория говорит, что ходят домой через день, проверяют, какая еда у них в холодильнике, какую одежду носят дети. Диктуют, в какой школе учиться старшему ребенку. «При этом никак не помогают, только терроризируют, требуют и проверяют», – возмущается она. Жизнь у Виктории выдалась непростая. Она вышла замуж в первый раз в 1998 году, от первого брака у нее двое детей. Дочка уже совершеннолетняя, а сын от первого мужа заканчивает среднюю школу. Но первый брак не сложился, и в 2004 году Виктория с мужем разошлись. Она стала жить с другим мужчиной, вскоре родился третий ребенок. Но и этот брак был не очень благополучен, и сейчас Викто- рия говорит, что даже не знает, где ее второй муж. В 2008 году женщина познакомилась со своим третьим мужем. «Долгое время все было хорошо, – рассказывает женщина. – Родился ребенок. Но на седьмой год жизни у него умерла бабушка. Для него это была просто трагедия. Он стал выпивать. Когда выпивал, начал поднимать руку на меня и на детей…» Виктория какое-то время терпела, потом собрала вещи и сбежала в съемную квартиру в другой город, где у нее жила под- руга. На бывшего мужа написала заявление в полицию, и сейчас суд запретил ему вообще приближаться к Виктории. Не помогают, но проверяют Надо отметить, что у Виктории есть инвалидность. А в маленьком Кивиыли порой и здоровому человеку работу не найти, куда уж там маме нескольких детей с не очень уже хорошим здоровьем. Старшая дочь живет уже отдельно, но двое сыновей еще школьники, а маленькая дочка ходит в садик. Все случившееся не очень хорошо повлияло и на детей. У старшего сына после перехода из русской школы, где у него уже был сложившийся круг общения, в эстонскую ухудшилась успеваемость. Он жалуется, что на уроках практически ничего не понимает. Средний ребенок учится в русской школе, но он инвалид с рождения, и все эти перипетии с переездами и адаптацией на новом месте для него тоже не прошли бесследно. Да и у младшей не все хорошо со здоровьем. В итоге получается, что весь доход семьи – пенсия по инвалидности Виктории и двух ее детей и детская дотация. Не так давно первый муж стал платить на старшего сына алименты, но поскольку у него в новой семье появились и свои дети, то платит он всего 50 евро в месяц. «Со второго мужа алименты не получить, я даже не знаю, жив ли он, – отвечает Виктория на вопрос, что с остальными отца- ми ее детей. – А на третьего я просто боюсь подавать – он меня тогда просто убьет!» Львиная доля денег, по словам Виктории, уходит на аренду съемной квартиры и коммунальные расходы – порядка 400 евро в месяц. На остальные крохи – остается около 220 евро в месяц – многодетной маме как-то приходится кормить детей и покупать им все необходимое. Получается 55 евро на каждого в месяц. И ни в чем себе не отказывайте! «При этом соцотдел нам никак не помогает – ни продуктами, ни пособиями, – возмущается Виктория. – Зато приходят проверять все буквально через день! Дети уже боятся каждого звонка в дверь…» Она называет это «гнобят и терроризируют». И добавляет, что соцработник постоянно требует от нее, чтобы она прописалась в квартире. Но хозяин съемной квартиры наотрез отказывается давать на это свое согласие. В итоге Виктория по закону не имеет права ни на продукты от города, ни на пособия. Жизнь в вечной экономии «МК-Эстония» побывала в гостях у этой семьи. И надо сказать, что увиденное удручает. В комнатах двух старших детей – разномастная мебель и пустота. Ни игрушек, ни книжек. Особенно плохо у старшего сына с одеждой – он быстро растет, и Виктория просто не успевает ему покупать новые штаны и обувь. В комнате малышки повеселее. Там есть хоть игрушки и то, что полагается маленьким принцессам. Комната Виктории тоже весьма аскетична – диван, шкаф и небольшая тумбочка. Старая кухонная мебель, еще с советских времен, нехитрая еда. Виктория и ее дети мечтают о своей квартире. Надо сказать, что мечта не такая уж и неосуществимая – подходящей площади квартиру в Кивиыли можно купить и за 3000 евро. Но пока это остается мечтой – Виктория и ее дети вынуждены скитаться по съемным углам и вздрагивать от каждого звонка в дверь. Она постоянно вынуждена экономить. Под конец визита Виктория сказала, что скоро они снова будут должны переехать – она нашла квартиру, где аренда и коммунальные платежи поменьше. Правда, и квартира тоже поменьше. Но хотя бы будет оставаться чуть больше денег на еду… Разумеется, «МКЭстония» попыталась получить разъяснения и от соцотдела. Но служба, призванная помогать людям, на протяжении долгого времени была недоступной. В течение четырех рабочих дней ни мобильный, ни рабочий телефон занимающегося семьей соцработника Айрийн Алликмяэ не отвечал. Затем соцработника удалось-таки по телефону поймать, но она отказалась устно отвечать на вопросы, пообещав прислать письменную точку зрения на проблему в тот же день. Спустя два дня ответы все же пришли. Но они содержали массу ссылок на законы и минимум информации по существу. Соцработник от лица управы Кивиыли написала, что ответить они, исходя из защиты личных данных несовершеннолетних детей, не могут. «Но могу добавить, что семья находится под надзором службы защиты детей и соцотдела, чтобы обеспечить детям и семье необходимые услуги и всестороннюю помощь, – было написано в конце. – С семьей регулярно общаются, но, конечно, не так, как описано. Больше прокомментировать ничего не можем».

Необходимая сумма

5000 руб.

Как оказать помощь

R095419387219

Для сбора делитесь ссылкой на вашу страницу


Ссылка на страницу

https://sbordeneg.com/explore/2925-mnogodetnaya-sem-ya-nuzhdaetsya-v-pomoschi-i-zhalu.html


Начало сбора: 2018-07-20

Автор сбора: Viktoria Viktoria | Darina1



Комменатрии (0)

Добавить



ПОСМОТРЕТЬ ДРУГИЕ СБОРЫ

Похожие сборы